№ 37 (435
13 сентября 2005 года

КУДА СКАЧУТ ШЛЮКОНЫ?

Мне нужны лбы, а не головы.
Николай I, 1830 г.

            Подходишь на базаре к "столпу" рыночной экономики (по виду не то армянин, не то турок), заводишь разговор о товаре, ценах, "за жизнь". Оказывается, из казаков (ростовский, полтавский, санкт-петербургский, запорожский или еще какой-нибудь, смотря по политической погоде), нет, не русский, а именно казак, по утверждению самого "столпика" (есть еще одна разновидность – репрессированные "народы").
              Примерно такая же картина на ТВ: рядом с голыми бабами, яйцеголовыми болтунами-"жертвами" тоталитаризма, "нашими" и "вашими" показывают то казачку "а ля Быстрицкая", то чубатых петухов под хохлому "а-ля атаман Розенбаум" в папахах и фуражках, в бешметах и кителях при погонах и цацках или без оных. Сходное явление наблюдалось в хрущевские времена, когда стали появляться всевозможные ансамбли и театры, в том числе цыганские, наполовину укомплектованные еврейскими "талантами". С евреями ясно уже 2000 лет – гении, таланты, самородки – только не блестят, воняют (ты его в двери, а он в окно). А казаки чем лучше русских? Может быть, как евреи выкристаллизовались из арабов, так казаки – из русских, кабардинцев, турок, чеченцев, калмыков, бурят?
               Так ли уж безобидна для остатков истинно русского народа и его культуры игра буржуазии в казачков-разбойничков последние 15-20 лет на, вроде бы, еще свободных (не приватизированных) просторах страны от Ленинграда до Владивостока?

              Усиленно создается такое впечатление, что россиянцы и россиянки, наконец, нашли, что потеряли, и могут поздравить сами себя с Возрождением царя-батюшки в образе президента, бояр, окольничих (правда, замухрявых – так по Сеньке и шапка), всяких думских и земских дьяков и дьякониц, длинногривых духовных мошенников, с полицейским мордобоем, с чиновничьими поборами и шемякиным судом, с бардаками, с игорными и молельными заведениями и прочими "прелестями" прошлой, досоветской, и западной нынешней жизни.

                   Оно, конечно, мошенникам и подонкам балаган в любом деле, в любой форме – хорошее прикрытие истинных целей, маскировка своей политики и экономической немочи, своей несостоятельности как государственной власти.

              Сделано очередное открытие о какой-то Высокой национальной культуре казачества и прочих его достоинствах, уничтоженных, якобы, Советской властью. А почему бы не возродить и профессиональных воинских людей исконно русской культуры – стрельцов?
              Только не с секирами и пищалями, а с гранатометами, водометами, огнеметами, газометами и пр. индивидуальным вооружением на бронетехнике. Ведь заслуги стрельцов перед Отечеством в решающие в истории становления и развития Русского государства времена, не сравнимы ни в коей мере с ватажскими дутыми подвигами тех же казаков (к тому же малочисленных и для большой войны, и в отношении к населению России).

               В чем казаки были мастаками, так это пограбить мирное население, воинские тылы, обозы, поезда (казачий Ростов-папа и еврейская Одесса-мама появились в уголовном мире не случайно). Если противник оказывался серьёзным, казацкая кишка была тонка – за стремя седла или хвост лошади – и дай бог ноги. Вроде бы и хвастать нечем. Наоборот.

                    В начале XVII века в годы смуты донские казаки под командованием польского полковника Лисовского, после неудачной осады Троице-Сергиева монастыря в продолжение ряда лет бесчинствовали, грабили и убивали население Северо-Западных областей России. В 1610 г. ими была уничтожена русская крепость Великие Луки. В памяти народной долго оставалась поговорка: «Кому от чужих, а нам от своих».
                 
                      Аналогичная картина сложилась в Советской России на временно захваченных белогвардейцами территориях. Эти войска воевали за интересы иностранных государств и в значительной степени состояли из белоказаков (в годы Великой Отечественной войны они служили в гитлеровских войсках «СС»). Особой жестокостью отличались кубанцы и оренбуржцы.
               
                  Многочисленные исторические факты свидетельствуют, что казаки и в начале своего появления на политической сцене, и в конце не были примерными носителями православных ценностей (во многом совпадающих с коммунистическими), русской культуры и тем более патриотизма. В массе своей вели себя так, как диктовалось политикой силы, материальными интересами.
               
                 Если Власть возрождает сословность, делает ставку на казачество, это верный признак ее антинародности, более того – её антигосударственности.
             
                   Да, ходили казаки походами в набег во владения султана турецкого, шаха персидского (потом у русского министра иностранных дел голова болела), к ханам и эмирам, даже против своего помазанника божьего царя-императора, королей, воевод пр. тогдашних начальников. Но вместе с теми же султанами, шахами, ханами и пр. генералами с остервенением грабили и единоверцев, служили врагам Родины и народа, лжедмитриям и гитлерам.
                  Были времена, когда западноевропейский обыватель трепетал как осиновый лист перед набегами казаков, рисуя в своем воображении лавину всадников, с шашками и пиками похожую на турецкую или татарскую конницу. Благообразные, сердобольные бюргеры пугали непослушных своих детей: "Будешь шалить и не слушаться – придет казак и заберет". (У русских роль пугала играл козел с рогами или барин.)
                  Чтобы поднять "имидж" казаков в глазах общественного мнения Запада, время от времени царское правительство организовывало поездки для светских салонов заметных представителей казачьей верхушки. Так, после войны с франко-корсиканским "казаком" Наполеоном Бонапартом возили напоказ атамана Платова, предварительно цивилизовав его титулом графа. По Лондону и Берлину водили не только диковинных слонов. Хотя грабежи и насилия, где не бывает пленных, с успехом практиковали (и практикуют) и цивилизованные янки, немцы, шведы, французы, испанцы и пр. англосаксы. Основная интрига заключается в том, что обыватель предпочитает умереть от внезапной пули или картечи, а не от зримой окровавленной шашки или пики. На этом и основывалась вся казачья слава (как ныне борьба с терроризмом).
                   
                      История возникновения казачества как военизированного сословия крестьян из беглых, прошедших школу диссидентства, в общих чертах была известна советским гражданам. Всем историкам и пропагандистам известно превращение ватаг разбойников, воров, грабителей в иррегулярные казачьи войска для несения специфической службы в мирное и военное время (сторожевая, конвойная, посыльная и т.д.). За те услуги царское правительство прощало преступления или закрывало на них глаза, обеспечивая казакам кой-какие земельные и налоговые льготы, причисляя их к среднему классу более-менее состоятельных хозяев, своей политической опоре. С появлением в России во второй половине XIX века буржуазии, крестьянского безделья, пролетариата царское правительство всё активнее использует казаков как полицейские силы. Правда, рыночная  экономика безжалостно вносит в жизнь свои коррективы, и казачество тоже расслаивается на бедных и богатых, добрых и злых, на патриотов Родины и патриотов своего кармана. У них не было дворянского мордобоя как, например, на императорском флоте. Зато атаманы широко использовали для воспитания любимую нагайку, высылку в отдаленные места. Дедовщина на походе процветала как нигде: "старый" казак из молодого буквально "верёвки" вил.
             
                    Тем не менее, казаки исправно выполняли функции полицейских сил при подавлении акций протеста рабочих и крестьян против скотских условий жизни, в охране "священного" права собственности. Не случайно царский режим, потом белогвардейская демократия (а теперь и нынешняя буржуазная демократия) рассматривали (и теперь стараются реанимировать) казачество как свою дешевую опору в борьбе против народа.

                      Использовалось (и используется) все: льготы, подхваливание, невысокий культурный уровень (сильно понизившийся за последние 15 лет), склонность к индивидуализму и быстрому обогащению любым путем, не испытывая особых угрызений совести, тем более чести (именно, в бывших казачьих краях формировались такие личности, как Шкуро, Улагай, Краснов, Семёнов, А. Солженицын, М. Суслов, Ю. Андропов, Медунов, М. Горбачев, В. Резун и т.п.).
                 Писатель М.А. Шолохов уже в качестве консультанта в постановке художественного фильма "Тихий Дон" не подвел своих земляков. Так и времена проклюнулись другие, антисоветские, а сам старик, раздавленный хрущевской антибольшевистской перестройкой и политической премией Нобеля, к тому времени стал прикладываться к чарке.
                В этой связи в 1904 г., во время русско-японской войны, один из лучших русских боевых генералов, начальник казачьей дивизии Самсонов с досадой и горечью отмечал: "...три четверти моих казаков безграмотны. Да и офицеры по своей некультурности недалеко от них ушли... Казачьим офицерам можно поручать только рубку голов и передачу запечатанных конвертов, но не устных приказаний из-за опасений путаницы".

                 Вот такие идейные защитнички Веры, царя и Отечества. "...Регулярная конница очень редко привлекалась к военно-полицейской службе. Казачьи части, в том числе второочередной мобилизации, постоянно несли полицейскую службу как в военное, так и в мирное время...", – уточняет другой белогвардейский генерал, рангом пониже Самсонова – Деникин, в своих писаниях за границей, когда в СССР были упразднены сословия и все граждане страны стали равными и равноправными. (Регулярную конницу до Советской власти составляли драгуны, уланы, гусары.)
            Сегодня возрождаемое казачество вновь в перспективе планируется как дешевые региональные (а в случае надобности – федеральные) полицейские силы в борьбе с собственным народом. Только преподносится оно под патриотическим соусом с молебнами, песнями и плясками записных скоморохов. Всё из того же балагана.

                  Разгромить собственное Отечество, сдать национально-государственные интересы, часть территории вероятному врагу и кричать о возрождении казачества как основы русской культуры!!! До полного маразма осталось возродить Золотую Орду да забугорные казачества (например: Вашингтонское, Лондонское, Испанское), крестоносцы уже есть.
                 
                  Кого могут защитить или напугать вооруженные силы Роспедерации, оснащенные лошадками, шашечками-кинжальчиками, автоматиками-пулеметиками, да ещё предводительствуемые комитетами бездетных матерей и полупьяных отцов? Разве безоружных рабочих да больных пенсионеров могут потоптать. Какой-то занюханный Израиль и тот имеет ядерные ракеты любой мощности, а самые современные танки водят девушки. Вот такое "возрождение". Что стоят те рожи, которые говорят о нём, пишут в своих книгах и газетах?
               
                      Цели и желания современных правителей понятны. А чем думают сами записные казаки, в основном, как и попы, из бывших советских офицеров с высшим и академическим образованием? Похоже, за них думают их "казачки", задницами.
              Генерал-патриот Самсонов спустя 100 лет еще более прав – уже и пакеты для передачи доверять некому и некуда (разве в Вашингтон): с секретами – продадут таким же "крутым", с ценностями – украдут. Да и сами маршалы-генералы превратились в подонков, предали все, что можно предать: честь и совесть, Родину, присягу и конституцию.

                     Горько до боли в душе смотреть на ряженых придурковатых атаманов и атаманчиков через 100 лет после исчерпывающей характеристики генерала Самсонова. Время дураков не лечит, образование – не учит.
В. Локтионов




1 Шлюкон (в некоторых местностях – шулюкон) – название ряженого, славящего под праздники подаяние по домам, учреждениям, населённым пункта. (Здесь и далее прим. авт.)
2 В начале XVII века в годы смуты донские казаки под командованием польского полковника Лисовского, после неудачной осады Троице-Сергиева монастыря в продолжение ряда лет бесчинствовали, грабили и убивали население Северо-Западных областей России. В 1610 г. ими была уничтожена русская крепость Великие Луки. В памяти народной долго оставалась поговорка: «Кому от чужих, а нам от своих».
3 Генерал Самсонов в годы Первой мировой войны погиб вместе с частью армии, которой командовал, в результате предательства генерала Ранненкампфа – героя подавления народных волнений в 1906-1908 гг. Самсонов – не комдив Лавр Корнилов или поручик Михаил Тухачевский, которым что в плен сдаться, что орден получить.
4 Есть еще одно назначение возрождаемого казачества: на потеху иностранному туристу-толстосумму (как в старину тешили господ цыгане), заодно обеспечивая его безопасность. Опыт создания резерваций в мире уже есть. При случае можно наделить шлюконов правом изымать имущество у смердов. Дума есть – ума не надо. (Кстати, рыбалка в казачьих пиманах на ТВ уже оформлена под мотивы янки.)